ОбщийАбитуриентамСтудентамВыпускникамДополнительное образованиеАспирантура и докторантураБиблиотекаСМИ Карта сайтаПоискПочта
Навигация
Анонсы

Все анонсы »

СМИ о нас

Архив »

Наши юбиляры

В феврале 2019 года отмечают юбилейные даты наши сотрудники:

  • 02.02. Романенко Николай Васильевич — профессор Института философии человека
  • 02.02. Терещенко Леонид Иванович — инженер Управления информатизации
  • 03.02. Литус Владимир Петрович — старший преподаватель Института иностранных языков
  • 03.02. Орлов Александр Евгеньевич — старший преподаватель Института иностранных языков
  • 04.02. Скворцов Владимир Валентинович — профессор Факультета биологии
  • 04.02. Смирнова Галина Николаевна — доцент Института физической культуры и спорта
  • 06.02. Болтовская Людмила Николаевна — доцент Филологического факультета
  • 08.02. Пономаренко Галина Михайловна — сотрудник Управления социально-бытового обеспечения и обслуживания
  • 11.02. Олина Нина Ивановна — ведущий документовед Волховского филиала
  • 13.02. Щеголева Галина Сергеевна — доцент Института детства
  • 17.02. Трубицина Ольга Ивановна — заведующая кафедрой Института иностранных языков
  • 17.02. Якубсон Михаил Яковлевич — доцент Факультета математики
  • 17.02. Иванова Татьяна Николаевна — референт первого проректора
  • 18.02. Гуринский Леонид Иосифович — мастер участка Отдела главного механика
  • 21.02. Фетисова Светлана Лаврентьевна – профессор Института физической культуры и спорта
  • 24.02. Табачникас Бено Израйлович — профессор Института экономики и управления
  • 24.02. Никифорова Валентина Борисовна — старший вахтёр Управления охраны и пожарной безопасности
  • 24.02. Щербакова Людмила Леонидовна — лаборант Института востоковедения
  • 26.02. Миненко Оксана Константиновна — начальник отдела Учебно-методического управления

 

Желаем нашим юбилярам всего самого лучшего: здоровья, успехов, счастья, мира в семье, благополучия!

 

РГПУ им. А.И. ГерценаОбщийСтруктураИнституты Институт музыки, театра и хореографииОб институте

 

Интервью директора института музыки, театра и хореографии Ирины Семеновны Аврамковой
в газете «Педагогические вести» (№ 13-15, апрель 2018)

 

История основания института музыки, театра и хореографии

Своим основанием и разносторонней деятельностью институт музыки, театра и хореографии Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена продолжил лучшие традиции, сложившиеся в его стенах за предшествующий более чем двухсотлетний период развития. Истоки деятельности по подготовке учителей музыки в РГПУ им. А. И. Герцена восходят к 1808 году, времени открытия в Императорском Воспитательном доме – образовательном учреждении, от которого ведет свою историю Герценовский университет, специальных классов (2 по 3 года) по подготовке гувернанток и домашних учительниц для семей дворянского сословия. В соответствии с целевым  назначением этих классов (названных «французскими») в них преподавались дополнительно французский язык, музыка и танцы, то есть тот набор дисциплин, освоение которых подготавливало воспитанников к выполнению их будущих служебных обязанностей.
Вместе с тем следует заметить, что уроки музыки были обязательными для всех воспитанниц Дома, начиная с первого класса обучения. Во втором классе в программу обучения вводились танцы, в третьем полагалось «обучать также пению имеющих к тому способность от природы». В Воспитательном доме создавались благоприятные условия для музыкального образования воспитанников. Для этой цели выделялись специальные, оснащенные музыкальными инструментами, помещения. Время подготовки к музыкальным занятиям строго регламентировалось: утром с 7.30 до 8.40 (дети, занимающиеся музыкой в это время, освобождались от утренней молитвы);   в обеденное и послеобеденное время – с 13 до 14 и с 17 до 18 часов; и до вечерней молитвы – с 20 до 21 часа. У каждой воспитанницы имелась тетрадь, в которую учительница музыки выставляла баллы за подготовку к занятиям. Для подведения результатов занятий в конце недели эти тетради осматривались классными дамами. 
Введение музыки в образовательный процесс Воспитательного дома было обусловлено той ролью, которую выполнял этот вид искусства в духовном становлении его питомцев. Содействие их умственному, нравственному и эстетическому развитию  оказывали не только музыкальные занятия, но и развлечения, неотъемлемым компонентом которых была музыка. Вместе с тем этот вид жизнедеятельности воспитанников рассматривался как важнейшее условие организации образовательной среды Воспитательного дома и необходимое средство обогащения музыкального кругозора учащихся.  В число развлечений входили:
  • балы, которые устраивались для воспитанников Дома от 3 до 5 раз в году;
  • посещение спектаклей в Мариинском и Александровском театрах;
  • обзор памятников, посещение музеев, Эрмитажа, Публичной Библиотеки;
  • концерты и спектакли в самом Воспитательном доме.
В 1817 году в Санкт-Петербургском Воспитательном доме были учреждены специальные музыкальные классы по подготовке учительниц музыки. Будущие наставницы должны были освоить три класса по два года обучения в каждом. При переводе в последний класс осуществлялся отбор воспитанниц, «оказавших отличные перед прочими способности и успехи» в музыке, для специального музыкального отделения. Для подготовки к музыкальным занятиям воспитанницам музыкального отделения выделялось ежедневно «обязательных» два часа. Для обучения игре на фортепиано давалось два урока в неделю по одному часу каждый. После выпускных испытаний ученицы оставлялись в Воспитательном доме еще на один год для усиления практической направленности подготовки. В течение этого года воспитанницы посещали уроки педагогов-музыкантов, занимались «практическими упражнениями» с младшими детьми Воспитательного дома и в Институте благородных девиц. Таким образом, курс обучения учителей музыки был определен в 7 лет. О выпускаемых из стен Воспитательного дома учительницах музыки надлежало сообщать в газете «Санкт-Петербургские ведомости».
Организация учебного процесса в «музыкальных классах» свидетельствует о том, что  обучение в них имело ярко выраженную музыкально-педагогическую направленность. В деятельности «музыкальных» классов была заложена основа для дальнейшего формирования содержания музыкально-педагогического образования будущих учителей музыки, которое стало включать общеобразовательные, музыкальные и педагогические дисциплины.
Таким образом, с начала  XIX века обучение музыке в Санкт-Петербургском Воспитательном доме стало рассматриваться  с ориентацией не только на общеобразовательную, но и на  последующую педагогическую деятельность его воспитанников. С этого времени впервые в истории практики подготовки отечественных учителей музыки музыкальное образование осознается в качестве особой, самостоятельной области музыкально-образовательного и педагогического знания, и постепенно оформляется в виде профессионального музыкально-педагогического образования. Его становление в Санкт-Петербургском Воспитательном доме было обусловлено двумя основными факторами: 1) высоким статусом домашнего образования (особенно в среде дворянского сословия России), которое нуждалось в профессионально подготовленных учителях музыки, 2) и необходимостью устройства дальнейшей судьбы воспитанниц – выпускниц этого учебно-воспитательного заведения. 
Как свидетельствуют архивные источники, учебный процесс был организован таким образом, чтобы воспитанницы, ориентированные на будущую музыкально-педагогическую деятельность,  приобретали исполнительские, теоретические и педагогические (практические) знания, умения и навыки. В содержание образования наряду с общеобразовательными предметами (арифметикой, «российским», немецким и французским языками, историей, географией,  чистописанием и рисованием, танцами и рукоделием) входили светское и религиозно-духовное (сольное и хоровое) пение, инструментальное музицирование (освоение навыков сольной и ансамблевой игры на фортепиано), теория музыки, педагогическая практика. При этом групповые занятия сочетались с индивидуальными, а музыкальная и педагогическая подготовка дополняли друг друга. Педагогическая направленность обучения обусловливала серьезное отношение к практическим знаниям и навыкам, осваивая которые  воспитанницы овладевали основами своей будущей профессии.
Совершенствование системы музыкальной подготовки учителей музыки  было связано с расширением перечня изучаемых музыкальных дисциплин и с увеличением часов, отводимых на их освоение. В 1832 году для музыкальных классов были разработаны новые правила, согласно которым после первых трех лет  «первоначального изучения искусства», воспитанницы должны были изучать теорию музыки, проходить практику в младших классах, постоянно упражняться в чтении музыкальных сочинений, совершенствовать исполнительские навыки игры на фортепиано. Число уроков музыки в музыкальных классах увеличивалось до 30 в неделю. 
При подготовке учительниц музыки особое значение придавалось развитию навыков чтения нот с листа и самостоятельной работы над музыкальным произведением. Это  положение закреплялось в утвержденном в 1827 году Постановлении, согласно которому  воспитанница имела право закончить срок обучения в музыкальных классах и по истечении семи лет, если она могла читать «всякое музыкальное сочинение без помощи учителя». Этот пункт Постановления сохранял свою силу и в новых правилах для музыкальных классов, разработанных в 1832 году. Демонстрация навыков самостоятельной работы над музыкальным произведением была включена в программы  выпускных экзаменов на звание учительницы музыки. 
В подходах к разработке содержания профессионального музыкально-педагогического образования  уже в первой трети  XIX века формировалась традиция, проявляющаяся в расширении спектра специальных музыкальных дисциплин. Структурно-содержательный уровень музыкально-педагогической подготовки обогащался, с одной стороны, благодаря введению новых предметов, определяемых профессией учителя музыки, а с другой — за счет взаимообогащения музыкально-педагогического образования светской и религиозно-духовной направленности.
Очередной этап в развитии музыкально-педагогического образования в Санкт-Петербургском Воспитательном доме наметился в 1837 году, когда на базе его «французских» (позже женских учебных) классов был  создан Николаевский сиротский институт. Ему было отдано одно из зданий на Мойке,  принадлежащих  Санкт-Петербургскому Воспитательному дому. Сюда и была переведена музыкально-педагогическая подготовка его воспитанниц.
В середине XIX века в России была предпринята попытка систематизировать образовательный процесс путем разработки учебных планов  и подробных образовательных  программ для каждого учебного предмета, в том числе и для пения и музыки. С этой целью при Четвертом Отделении Собственной Его Императорского Величества Канцелярии 6 января 1845 года был учрежден Учебный Комитет. Меры по систематизации образовательного процесса оказала влияние и на развитие отечественного музыкально-педагогического образования в России, в том числе и в Санкт-Петербургском Воспитательном доме. 
Усилиями общественных деятелей Ведомства учреждений императрицы Марии Федоровны (ВУИМ) и самого Воспитательного дома в середине XIX века в нем был осуществлен переход к новому качеству музыкально-педагогического образования. Этому во многом способствовал план музыкального образования воспитанников Николаевского сиротского института, разработанный в 1854 году с участием почетного опекуна Воспитательного дома графа М. Ю. Виельгорского [1]. Практическая реализация этого плана была нацелена на четкую дифференциацию общего и специального музыкального образования. Проблема индивидуализации обучения получила в этом учебном документе наиболее яркое воплощение.
Общее музыкальное образование, согласно плану, устанавливалось во всех классах Института. Занятия музыкой были обязательными  для всех учащихся (исключение составляли воспитанницы, «кои оказались бы неспособными к изучению сего искусства»). В рамках общего музыкального образования в каждом классе было предусмотрено по шесть полуторачасовых уроков игры на фортепиано и по два урока в неделю церковного и светского пения. При этом для преподавания церковного пения определялся учитель по рекомендации директора Придворной Певческой капеллы. Общее музыкальное обучение и подготовка к нему предусматривались в свободное от других учебных занятий время. 
Для специального музыкального образования организовывался особый музыкальный класс, цель которого – подготовка учительниц музыки. Существовали определенные условия комплектования этого класса: 1) поступали сюда по собственному желанию и с согласия родителей; 2) для обучения отбирались воспитанницы, имеющие отличные музыкальные способности и обнаруживающие «особенную охоту учиться музыке»; 3) возраст учащихся класса – от 11 до 13 лет. 
Срок обучения устанавливался в восемь лет. Воспитанницы должны были пройти специальную музыкальную подготовку на четырех курсах по два года каждый. По окончании каждого курса предусматривались переводные экзамены. 
В процессе обучения кроме игры на фортепиано будущие учительницы музыки осваивали теорию и дидактику музыкального образования, историю музыки и эстетику. В последние два года обучения акцент делался на педагогической практике, которая проходила под наблюдением опытных учителей. Согласно разработанному плану для подготовки учительниц музыки необходимо было иметь «особых учителей из первоклассных артистов» [2]. Позже о высоком уровне музыкального обучения в музыкальных классах свидетельствовал инспектор классов Е. П. Рапгоф, который отмечал, что на выпускном экзамене воспитанницы  исполняли сложные музыкальные произведения «<…> согласно требованиям программы, установленной для перехода на профессорский курс Санкт-Петербургской консерватории» [3].   
По окончании полного срока обучения после сдачи выпускных экзаменов воспитанницам выдавались свидетельства на звание учительниц музыки. Выпускницы музыкальных классов определялись в губернские  женские учебные заведения, где они обязаны были прослужить не менее шести лет. Лучшие выпускницы оставлялись учительницами музыки в Санкт-Петербургском Воспитательном доме.
Разделение музыкального образования на общее и профессионально ориентированное предоставляло возможность музыкально одаренным детям в полной мере реализовать свой потенциал, а остальным воспитанницам – осваивать музыкальное образование на доступном им уровне. Положительным моментом подобной дифференциации обучения являлось и то, что разделение детей на общий и специализированный потоки происходило не на первоначальном этапе обучения, а после трех лет занятий музыкой, когда с большей степенью вероятности можно было определить индивидуальный образовательный маршрут каждой воспитанницы. Данные подходы к музыкальному образованию, сложившиеся в практике Воспитательного дома, имели прогностическую значимость. Они выдержали испытание временем и в настоящее время согласуются с современными взглядами ведущих отечественных педагогов-музыкантов на возможные предпосылки для музыкально-профессионального обучения. 
Так, педагог-музыкант, исследователь с мировым именем, Л. А. Баренбойм (1906-1985), говоря о профессиональной ориентации в музыкальном образовании, отмечал: «Заранее, на стадии начального обучения, определить музыкально-профессиональные возможности детишек – задача, на мой взгляд, не поддающаяся решению, хотя на практике ее и пытаются нередко решать. <…> педагог не оракул, предсказывающий грядущее, и хотя бы уже потому дифференциация ребят на будущих профессионалов <…> и будущих любителей на этом этапе работы с ними практически невозможна. Следовательно, все должны пройти быстрее или медленнее один и тот же путь. Это во-первых. <…> Во — вторых, сделаем допущение, что я неправ и что педагог-футуролог как-то сумел рассортировать своих начинающих обучаться питомцев…  Пусть так! Но и в этом случае работа с ними должна была бы вестись в смысле общих принципов одинаково. <…> всех без исключения надо так обучать, чтобы они могли и хотели стать музицирующими любителями, ибо и будущий профессионал, чтобы быть подлинным профессионалом, должен любить музыку и музицирование» [4].
Идеи Л. А. Баренбойма согласуются с высказываниями выдающегося отечественного педагога-музыканта Г. Г. Нейгауза: «Прежде чем начать учиться на каком бы то ни было инструменте, обучающийся – будь то ребенок,  отрок или взрослый – должен уже духовно владеть какой-то музыкой: так сказать, хранить ее в своем уме, носить в своей душе и слышать своим слухом. Весь секрет таланта и гения состоит в том, что в его мозгу уже живет полной жизнью музыка раньше, чем он первый раз прикоснется к клавише или проведет смычком по струне…» [5]. Пафос подобных высказываний выдающихся педагогов-музыкантов современности базируется на утверждении: цель начального музыкального обучения – воспитание любви к музыке. 
Анализ исторических документов свидетельствует о том, что именно эта цель обусловливала специфику музыкального образования в Санкт-Петербургском Воспитательном доме не только на начальном, но и на  профессиональном этапе обучения музыке. Основными документами, регламентировавшими музыкальное образование (в том числе и музыкально-педагогическую подготовку) в Воспитательном доме, были Устав женских учебных заведений Ведомства Императрицы Марии и «Наставление для образования воспитанниц женских учебных заведений», составленное принцем Петром Георгиевичем Ольденбургским и утвержденное 27 мая 1852 года. Они сохранили свое действие вплоть до 1917 года. 
Анализируя исторические предпосылки становления музыкально-педагогического образования в Герценовском университете, следует обратить внимание на последний документ и рассмотреть его идеи с позиций аксиологического подхода к организации музыкального образования в России. Значительное место в «Наставлении…» уделялось вопросам методики музыкального образования, давались конкретные советы по рациональной организации музыкальных занятий, учету индивидуальных возможностей воспитанников при выборе музыкального репертуара для изучения. Отмечалось, что при обучении инструментальной музыке необходимо «иметь всегда в виду главную цель и действовать на образование вкуса, при строгом выборе пьес и избежании чрезмерных трудностей, изучение которых, не доставляя никому особенного удовольствия, требует большой потери времени, которое полезнее бы могло быть употреблено для основательного изучения теории музыки и для приспособления воспитанниц к разыгрыванию … менее трудных, но доступных каждому пьес». Наставления по организации вокального обучения ориентировали педагогов на бережное отношение к голосу воспитанников. «<…> преподаватель пения, – писал П. Г. Ольденбургский, – должен быть весьма осторожен, ибо неумеренное напряжение голоса в особенности в годы развития, может не только навсегда испортить его, но и повредить дыхательные органы. При выборе сочинений надобно тщательно избегать всего неприличного и превышающего силы учащихся» [6].  Многие из этих рекомендаций сохраняют свою актуальность и в настоящее время.
Кроме самой императрицы Марии Федоровны и принца П. Г. Ольденбургского активно содействовали развитию музыкального образования в Санкт-Петербургском Воспитательном доме граф М. Ю. Виельгорский, инспектор классов М. Б. Чистяков, почетный опекун Дома А. Г. Тройницкий, находящаяся с 1863 года на должности начальницы Воспитательного дома Е. Н. Шостак и др.
Практически перед всеми заведениями Ведомства Учреждений Императрицы Марии была поставлена единая музыкально-педагогическая цель обучения, которая состояла в том, чтобы дать воспитанницам общее среднее гуманитарное  образование, в рамках которого обеспечивалась и педагогически ориентированная, включающая элементы профессионального обучения, подготовка учениц к деятельности по воспитанию и обучению детей в условиях семьи. Неотъемлемым компонентом подобной подготовки выступали элементы музыкально-педагогической ориентации тех воспитанниц, которые имели желание заниматься музыкой профессионально и обладали соответствующими личностными качествами и необходимым для этого уровнем развития музыкальных способностей. Такая направленность музыкального образования доминировала и в Санкт-Петербургском Воспитательном доме.
Анализ особенностей музыкально-педагогического образования в Санкт-Петербургском Воспитательном доме свидетельствует о том, что в этом учебно-воспитательном заведении сложились традиции, достойным преемником которых в настоящее время является институт музыки, театра и хореографии Герценовского университета. Отметим наиболее важные из них:
  • единство теоретической и практической профессиональной подготовки учителей музыки;
  • ориентация на расширение спектра музыкальных дисциплин, отвечающих специфике музыкально-педагогической квалификации;
  • комплексный подход к осуществлению музыкально-педагогического образования, взаимосвязь гуманитарных и естественнонаучных, общепрофессиональных и специальных дисциплин в его содержании;
  • направленность образования на активизацию самостоятельной работы учащихся в освоении профессиональных знаний, умений и навыков; 
  • осуществление профессиональной подготовки на базе предшествующего общего музыкального образования; 
  • учет профессионально-ориентированных индивидуальных особенностей учащихся  при осуществлении их отбора для получения музыкально-педагогического образования (желание заниматься музыкой, любовь к этому виду искусства и педагогической деятельности, наличие хорошо развитых музыкальных способностей и др.);  
  • уровневая дифференциация музыкально-педагогической подготовки, наличие переводных и выпускных экзаменов как итоговых результатов профессиональной подготовки на соответствующем курсе обучения;
  • индивидуальный подход к оценке уровня знаний воспитанников;
  • создание развивающей образовательной среды, внимание к обогащению музыкального кругозора воспитанников;
  • тщательный отбор высококвалифицированных педагогических кадров для осуществления профессиональной подготовки будущих педагогов-музыкантов.
Аккумулировав в себе огромный теоретический и практический опыт  подготовки учителей музыки, сложившийся в стенах Воспитательного дома, институт музыки, театра и хореографии Герценовского университета в настоящее время продолжает и обогащает накопленные традиции отечественного профессионального музыкального образования. 
 
 
ПРИМЕЧАНИЯ
Тимофеев В.П.  Пятидесятилетие  Санкт-Петербургского Николаевского сиротского института. 1837-1887. Исторический очерк. – СПб. : Энциклопедия заготовления государственных бумаг, 1887. – С. 102.
Там же. — С. 104.
Миропольский С.И. О музыкальном образовании народа в России и Западной Европе. — Изд-е второе. – СПб. : тип. Дома презрения малолетних бедных, 1882. – С. 15.
Баренбойм Л А. За полвека. – Л. : 1989.
Нейгауз Г.Г. Об искусстве фортепианной игры: записки педагога. Издание 4-е. – М. : Издательство «Музыка», 1982.
Цит по: Черепнин Н.П. Императорское Воспитательное Общество благородных девиц. Исторический очерк 1764-1914 гг. Т. 3 – Пг. : Государственная типография, 1915. 
 
Галина Адамовна Праслова

 

 

Последнее изменение: 15 февраля 2019 г. в 15:43:06
Автор: Трифонова Елена Николаевна
Основные сведения | Структура | Управление | Наука | Образование | Деятельность | Инновации | Как нас найти | Работа в университете

Сведения об образовательной организации

Cведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера руководителя и членов его семьи (информация размещена в соответствии с Постановлением Правительства от 13.03.2013 № 208)

Сведения о среднемесячной заработной плате руководителя, его заместителей и главного бухгалтера (информация размещена в соответствии с Постановлением Правительства от 28.12.2016 № 1521)

 

 

 

ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

 

РУМЦ по обучению инвалидов и лиц с ОВЗРУМЦ по обучению инвалидов и лиц с ОВЗ

 

 
Это интересно
Образовательный центр Сириус
 
Новости

Архив »

Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена © 2019 Связь с администраторомСвязь с администратором