ОбщийАбитуриентамСтудентамВыпускникамДополнительное образованиеАспирантура и докторантураБиблиотекаСМИ Карта сайтаПоискПочта
Навигация
Анонсы

Все анонсы »

РГПУ им. А.И. ГерценаОбщийСМИСтуденческий пресс-центрИнтервью

 

В. Багдасарян: «Необходимо вернуться к собственной, выработанной столетиями модели образования».

В рамках секции «Образование» V Санкт-Петербургского международного культурного форума, в Гербовом зале РГПУ им. А.И. Герцена состоялась панельная дискуссия «Национальные и глобальные модели развития культуры и образования в контексте суверенитета государства». Одним из спикеров, выступавших в рамках данной дискуссии, был российский политолог и историк Багдасарян Вардан Эрнестович, с которым удалось побеседовать студенткам кафедры философской антропологии и общественных коммуникаций. 
— Насколько серьезен кризис в российском образовании? Что Вы видите главное причиной проблем? 
— Я бы говорил о кризисе мирового образования. Кризис российского образования был связан с отступлением от идентичной российской модели образования в плане методик, методологии, и системы базовых ценностей. У нас слишком увлеклись перенесением западного, называемого мировым, опытом образования, заимствуя далеко не самое лучшее, ломая российское образование под западные стандарты и подходы. Это не только образовательная проблема. Но в образовании это, может быть, проявилось более ярко, более индикативно, чем в какой бы то ни было другой сфере. Необходимо вернуться к собственной, выработанной столетиями, модели образования. К методикам, которые были построены на идеях развивающего обучения, фундаментального образования, на воспитательных компонентах. Конечно, есть еще нераскрытый потенциал в нашем образовании: есть учительское педагогическое сообщество, которое помнит и знает, как нужно выстраивать систему образования. Необходимо вернуться к своим истокам, к отечественной национальной цивилизационной парадигме выстраивания образования и не забывать, что образование — это воспроизводство социума. 
— В своей статье «Российское образование – антропологическое измерение» Вы писали о росте бюрократизации в российском образовании. Как Вы считаете, «виновата» болонская система или какие-то внутренние причины в системе образования? 
— Этот процесс затронул не только образование. Сегодня учитель не столько преподает и готовится к проведению занятий, сколько отчитывается и предоставляет контрольные данные. То же самое происходит и в медицине: врач в большей степени описывает, как он лечит, заполняя соответствующие отчетные позиции, чем непосредственно занимается лечебной практикой. Не то же ли самое происходит и в системе правоохранительных органов? Это проблема бюрократизации в целом. Я думаю, эта проблема связана с деидеологизацией государства, с выхолащиванием системы ценностей, потому что классическая управленческая цепочка строится так: ценности – цели – средства – результат. Когда нет ценностей и целей, остаются только средства, которые преподносятся, как самое главное (как цель), и тогда приходит бюрократ. Он не понимает, зачем это средство нужно (стандарты, разного рода инструкции, отчетные позиции), но под эти средства выстраивает все остальное. Конечно, возникает запрос на возвращение понимания, в чем заключаются ценности и смыслы. С этого необходимо начинать разговор, поскольку образовательные технологии и всякого рода методические разработки вытекают из вопроса: «Что мы ходим сделать из наших заявленных целей?» 
— Какие темы Вы собираетесь осветить в своем блоге в ближайшее время? Как Вы выбираете темы для своего блога? 
— Блог формируется под актуальные вызовы, под то, что действительно сегодня востребовано; из событий, отражающих глобальные процессы и процессы, связанные с Россией. При формировании тем я применяю метод соединения информационных вызовов с глобальной разверсткой. Принципиального осмысления требует победа нового президента в США; перед нами перспектива тектонических изменений. Меня совершенно не устраивает нынешняя ситуация восторга и предположения о том, что конфликт России с США исчерпан. Я думаю, США — это не то государство, которое так просто меняет стратегию… Эта стратегия и идеология вырабатывалась столетиями; она связана с идеей богоизбранности США, на которой построена их американская идентичность. Важно понимать, что с повестки дня не снимается рассмотрение вопроса о том, что Россия — противник США. Меняются тактические подходы, в которых будет реализовываться это противостояние. К этому мы не готовы, потому что Россия выработывает иммунитет, когда находится в напряжении. А когда нам предъявляют образы дружбы, как это было, в частности, в 90-е годы, выясняется, что иммунитета у нас нет и что нас могут ожидать серьезные проблемы. 
С участником Форума беседовали студентки Института Философии Человека Елизавета Леонтьева и Элина Япрынцева. 
На фото — Вардан Багдасарян (фото авторов)В. Багдасарян: Необходимо вернуться к собственной, выработанной столетиями, модели образования«.

В рамках секции «Образование» V Санкт-Петербургского международного культурного форума, в Гербовом зале РГПУ им. А.И. Герцена состоялась панельная дискуссия «Национальные и глобальные модели развития культуры и образования в контексте суверенитета государства». Одним из спикеров, выступавших в рамках данной дискуссии, был российский политолог и историк Багдасарян Вардан Эрнестович, с которым удалось побеседовать студенткам кафедры философской антропологии и общественных коммуникаций. 
— Насколько серьезен кризис в российском образовании? Что Вы видите главное причиной проблем? 
— Я бы говорил о кризисе мирового образования. Кризис российского образования был связан с отступлением от идентичной российской модели образования в плане методик, методологии, и системы базовых ценностей. У нас слишком увлеклись перенесением западного, называемого мировым, опытом образования, заимствуя далеко не самое лучшее, ломая российское образование под западные стандарты и подходы. Это не только образовательная проблема. Но в образовании это, может быть, проявилось более ярко, более индикативно, чем в какой бы то ни было другой сфере. Необходимо вернуться к собственной, выработанной столетиями, модели образования. К методикам, которые были построены на идеях развивающего обучения, фундаментального образования, на воспитательных компонентах. Конечно, есть еще нераскрытый потенциал в нашем образовании: есть учительское педагогическое сообщество, которое помнит и знает, как нужно выстраивать систему образования. Необходимо вернуться к своим истокам, к отечественной национальной цивилизационной парадигме выстраивания образования и не забывать, что образование — это воспроизводство социума. 
— В своей статье «Российское образование – антропологическое измерение» Вы писали о росте бюрократизации в российском образовании. Как Вы считаете, «виновата» болонская система или какие-то внутренние причины в системе образования? 
— Этот процесс затронул не только образование. Сегодня учитель не столько преподает и готовится к проведению занятий, сколько отчитывается и предоставляет контрольные данные. То же самое происходит и в медицине: врач в большей степени описывает, как он лечит, заполняя соответствующие отчетные позиции, чем непосредственно занимается лечебной практикой. Не то же ли самое происходит и в системе правоохранительных органов? Это проблема бюрократизации в целом. Я думаю, эта проблема связана с деидеологизацией государства, с выхолащиванием системы ценностей, потому что классическая управленческая цепочка строится так: ценности – цели – средства – результат. Когда нет ценностей и целей, остаются только средства, которые преподносятся, как самое главное (как цель), и тогда приходит бюрократ. Он не понимает, зачем это средство нужно (стандарты, разного рода инструкции, отчетные позиции), но под эти средства выстраивает все остальное. Конечно, возникает запрос на возвращение понимания, в чем заключаются ценности и смыслы. С этого необходимо начинать разговор, поскольку образовательные технологии и всякого рода методические разработки вытекают из вопроса: «Что мы ходим сделать из наших заявленных целей?» 
— Какие темы Вы собираетесь осветить в своем блоге в ближайшее время? Как Вы выбираете темы для своего блога? 
— Блог формируется под актуальные вызовы, под то, что действительно сегодня востребовано; из событий, отражающих глобальные процессы и процессы, связанные с Россией. При формировании тем я применяю метод соединения информационных вызовов с глобальной разверсткой. Принципиального осмысления требует победа нового президента в США; перед нами перспектива тектонических изменений. Меня совершенно не устраивает нынешняя ситуация восторга и предположения о том, что конфликт России с США исчерпан. Я думаю, США — это не то государство, которое так просто меняет стратегию… Эта стратегия и идеология вырабатывалась столетиями; она связана с идеей богоизбранности США, на которой построена их американская идентичность. Важно понимать, что с повестки дня не снимается рассмотрение вопроса о том, что Россия — противник США. Меняются тактические подходы, в которых будет реализовываться это противостояние. К этому мы не готовы, потому что Россия выработывает иммунитет, когда находится в напряжении. А когда нам предъявляют образы дружбы, как это было, в частности, в 90-е годы, выясняется, что иммунитета у нас нет и что нас могут ожидать серьезные проблемы. 
С участником Форума беседовали студентки Института Философии Человека Елизавета Леонтьева и Элина Япрынцева. 
На фото — Вардан Багдасарян (фото авторов)В. Багдасарян: Необходимо вернуться к собственной, выработанной столетиями, модели образования«.

В рамках секции «Образование» V Санкт-Петербургского международного культурного форума, в Гербовом зале РГПУ им. А.И. Герцена состоялась панельная дискуссия «Национальные и глобальные модели развития культуры и образования в контексте суверенитета государства». Одним из спикеров, выступавших в рамках данной дискуссии, был российский политолог и историк Багдасарян Вардан Эрнестович, с которым удалось побеседовать студенткам кафедры философской антропологии и общественных коммуникаций. 
— Насколько серьезен кризис в российском образовании? Что Вы видите главное причиной проблем? 
— Я бы говорил о кризисе мирового образования. Кризис российского образования был связан с отступлением от идентичной российской модели образования в плане методик, методологии, и системы базовых ценностей. У нас слишком увлеклись перенесением западного, называемого мировым, опытом образования, заимствуя далеко не самое лучшее, ломая российское образование под западные стандарты и подходы. Это не только образовательная проблема. Но в образовании это, может быть, проявилось более ярко, более индикативно, чем в какой бы то ни было другой сфере. Необходимо вернуться к собственной, выработанной столетиями, модели образования. К методикам, которые были построены на идеях развивающего обучения, фундаментального образования, на воспитательных компонентах. Конечно, есть еще нераскрытый потенциал в нашем образовании: есть учительское педагогическое сообщество, которое помнит и знает, как нужно выстраивать систему образования. Необходимо вернуться к своим истокам, к отечественной национальной цивилизационной парадигме выстраивания образования и не забывать, что образование — это воспроизводство социума. 
— В своей статье «Российское образование – антропологическое измерение» Вы писали о росте бюрократизации в российском образовании. Как Вы считаете, «виновата» болонская система или какие-то внутренние причины в системе образования? 
— Этот процесс затронул не только образование. Сегодня учитель не столько преподает и готовится к проведению занятий, сколько отчитывается и предоставляет контрольные данные. То же самое происходит и в медицине: врач в большей степени описывает, как он лечит, заполняя соответствующие отчетные позиции, чем непосредственно занимается лечебной практикой. Не то же ли самое происходит и в системе правоохранительных органов? Это проблема бюрократизации в целом. Я думаю, эта проблема связана с деидеологизацией государства, с выхолащиванием системы ценностей, потому что классическая управленческая цепочка строится так: ценности – цели – средства – результат. Когда нет ценностей и целей, остаются только средства, которые преподносятся, как самое главное (как цель), и тогда приходит бюрократ. Он не понимает, зачем это средство нужно (стандарты, разного рода инструкции, отчетные позиции), но под эти средства выстраивает все остальное. Конечно, возникает запрос на возвращение понимания, в чем заключаются ценности и смыслы. С этого необходимо начинать разговор, поскольку образовательные технологии и всякого рода методические разработки вытекают из вопроса: «Что мы ходим сделать из наших заявленных целей?» 
— Какие темы Вы собираетесь осветить в своем блоге в ближайшее время? Как Вы выбираете темы для своего блога? 
— Блог формируется под актуальные вызовы, под то, что действительно сегодня востребовано; из событий, отражающих глобальные процессы и процессы, связанные с Россией. При формировании тем я применяю метод соединения информационных вызовов с глобальной разверсткой. Принципиального осмысления требует победа нового президента в США; перед нами перспектива тектонических изменений. Меня совершенно не устраивает нынешняя ситуация восторга и предположения о том, что конфликт России с США исчерпан. Я думаю, США — это не то государство, которое так просто меняет стратегию… Эта стратегия и идеология вырабатывалась столетиями; она связана с идеей богоизбранности США, на которой построена их американская идентичность. Важно понимать, что с повестки дня не снимается рассмотрение вопроса о том, что Россия — противник США. Меняются тактические подходы, в которых будет реализовываться это противостояние. К этому мы не готовы, потому что Россия выработывает иммунитет, когда находится в напряжении. А когда нам предъявляют образы дружбы, как это было, в частности, в 90-е годы, выясняется, что иммунитета у нас нет и что нас могут ожидать серьезные проблемы. 

С участником Форума беседовали студентки Института Философии Человека Елизавета Леонтьева и Элина Япрынцева. 
На фото — Вардан Багдасарян (фото авторов)

 

 

Анастасия Иванова: «Люблю свободу»



Особых знаменитостей среди моих знакомых нет, а если подумать, интересных людей хоть отбавляй: у каждого есть свои увлечения, свои способности,
своя история в конце концов. В моей жизни есть человек, который занимает в ней особое место. Если бы не эта девушка, я не была бы собой в той мере, в какой я ощущаю себя сейчас. С Анастасией Ивановой мы знакомы двенадцатый год. Сейчас она учится на психолога и нее, на мой взгляд, есть таланты. Познакомимся с ней поближе.
— Настя, расскажи, пожалуйста, как ты начала заниматься рисованием?
— Начала рисовать я как только смогла держать в руке карандаш или ручку, собственно, как и все дети. »Калякала» везде и всюду, где только можно, чем вызывала негодование своих родителей, а потом уже это переросло во что-то большее, чем обычное детское увлечение, меня это занимало. Я рисовала много и часто. И где-то в начальных классах стала понимать, что надо как-то развивать свои умения. И тогда ко мне стала приходить женщина, которая занималась со мной, затем я ходила в кружки различные, в том числе и с тобой, ты помнишь.
— Да, конечно.
— Потом настал такой возраст, когда уже не принимали ни в какие детские кружки и меня отправили в художественную школу. Я занималась там всего год.
— А почему ушла?
— Во-первых, художественная школа очень далеко находилась, времени было очень мало,у меня не вовремя заканчивались уроки и я не успевала на занятия в »художку«.
— Но тебе нравилось заниматься?
— Ну, в общем, да, мне нравилось, но единственное… Я такой человек… Не усидчивый. Сегодня мне хочется это нарисовать, завтра  — то, тем более я не люблю сидеть над одной какой-то работой, причем, если это не я решила ее рисовать, а у меня задание такое. А ведь надо было сидеть и пыхтеть, пыхтеть по нескольку часов. Мне было очень сложно. В итоге я ушла.
-  После художественной школы ты еще занималась где-нибудь?
— Да, я ходила в какой-то художественный центр, но там было очень скучно, даже еще скучнее, чем в »художке«. Там даже друзей толком не было, чтобы хоть немножко отвлечься.
Потом моя мама все время пыталась отправить меня в какой-то кружок при церкви, там конечно такая доброжелательная атмосфера, но меня смущало то, что там обязательно надо было молиться до занятий и после. И, к тому же, достаточно скучные темы: либо бюсты рисовать, либо иконы. В конце концов я поняла, что все такие заведения не для меня, потому что я в этом плане люблю свободу, люблю делать так, как хочу. Сейчас я никуда не хожу, но в ближайшем будущем собираюсь вновь заняться своими умениями.
— Спасибо, Настя.
Вопросы задавала Александра Бородич, 1 курс ФФЧ
К интервью добавлены фотография Насти Ивановой и две ее работы, сделанные, что называется, на »скорую руку". 

 

 

 


 

Прелесть в мелочах

Есть люди, которые воспринимают этот мир через призму поиска, стремясь заметить прелесть в мелочах .
Древесная кора в парке рядом с домом образует порой форму, способную посоревноваться в красоте с полотнами самых известных художников. А дождь, сильный и холодный, еще и в ветреную погоду, превращается чудо, если внимательно присмотреться. Нежно сопящий щенок является поводом для искренней улыбки, а сидящая на цветке бабочка – предмет восхищения.
Я говорю о фотографах — художниках момента, останавливающих время, запечатлевающих на пленке жизнь.
Мне известна девушка, которая как раз относится к таким поисковикам необычного в обычном. Знакомьтесь, Вера Полуэктова.

— Вера, что подтолкнуло вас стать фотографом? С чего все начиналось?
— Это было случайно. Примерно 3 года назад, прогуливаясь по книжному магазину, я наткнулась на альбом зарубежной и русской профессиональной фотографии. Листая альбом, я поймала себя на мысли о том, что фотография – тоже искусство! Да еще какое! Меня это заинтересовало, и я решила попробовать себя в роли фотографа. Конечно, на тот момент профессиональной камеры у меня не было, приходилась делать снимки на обычную цифровую. Но со временем фотография увлекла меня на столько, что я накопила на достойный аппарат. Тогда же я поняла, что это для меня уже не просто хобби!
— Не просто хобби? Вы имеете в виду, что фотографирование стало незаменимой частью вашей жизни? Настолько серьезно?
— Да. Я захотела связать с этим жизнь! Но, как оказалось, фотографу не обязательно иметь высшее образование, достаточно курсов! Это не устроило моих родителей. Папа мечтал, чтобы его дочь получила образование экономиста, поэтому мне пришлось поступить в вуз, что никак не сказалось на тяге к фотографии. Это было, и продолжает быть моим воздухом!
— Интересно, а что вам нравится фотографировать больше всего?
— Детей. Не зря говорят, что они — цветы жизни! Эмоции переполняют всё. Они так красивы всегда, так свободны! А фотографии — это память, и она остаётся на всю жизнь, возвращая потом нас в те воспоминания, в те чувства! А еще мне очень нравится природа, насекомые, животные, цветы. Все это – неиссякаемый ларец вдохновения и доброты. Невозможно удержаться! У меня очень много работ именно в этой теме.
— А что бы вы посоветовали начинающим фотографам? Есть ли какие-либо рекомендации?
— Есть хорошая книга Ричарда Брэнсона. Нет, она не о фотографии. Но название – это универсальный, и, как я считаю, самый верный подход к любому делу – «К черту всё! Берись и делай!» Именно это и хочется посоветовать всем людям, предпринимающим попытки реализовать свои мечты! Просто делайте то, что вам по-настоящему нравится и все получится!

Вопросы задавала Анжелика Соболева, 1 курс ФФЧ

 

 
 

 

 


НАУКИ О КУЛЬТУРЕ: МОЛОДЕЖНЫЙ ВЗГЛЯД

 
30 октября в РГПУ им. А.И. Герцена в рамках научно-практической конференции «Культура и образование в современном мире», проходившей при поддержке Комитета по науке и высшей школе Санкт-Петербурга, состоялась дискуссия молодых ученых «Культура и образование: теоретическая ценность или прагматический ресурс?» Один из модераторов секции, Никита Лебедев, магистрант РГПУ им. А.И. Герцена, ответил на вопросы журналистов Студенческого пресс-центра Герценовского университета
 
— Никита, хотелось бы отметить, что Вы прекрасно показали себя в качестве модератора заседания. Было бы интересно узнать Ваше мнение о состоявшемся заседании. Как Вы считаете, удалось ли раскрыть тему конференции в докладах выступающих?
— Если коротко отвечать, — я бы не осмелился сказать, что тема была раскрыта исчерпывающе. Но и ожиданий таких я не строил, — говорит Никита. — Более того: у конференции, как формы отчетности, в производимой работе есть альтернативы. У конференции, особенно студенческой ее вариации, должен быть особый результат. На мой взгляд, это – наличие дискуссии и обсуждения. Почти как у Сократа. Обозначение проблемных мест исследований, сама возможность взаимной корректировки работы — это, наверное, главное.
— И все же мы хотели обратиться к заявленной теме конференции. Чем обусловлен Ваш интерес?
— Своевременность постановки этой проблемы очевидна. Темы современного образования и современной культуры глубоко взаимосвязаны. Но действительное отношение культуры и образования, если проблематизировать общую тему конференции — вопрос открытый. И «закрыть» его, к счастью, индивидуальным решением не получится, сколько бы мы не старались. Только диалогическая форма ответа на этот вопрос может принести сколько-нибудь разумный результат.
— Так, что же, все-таки, по-Вашему, культура и образование? Теоретическая ценность или прагматический ресурс?
— И то, и другое; и не то, и не другое. И это не шутка. Адекватно ответить на поставленный вопрос с точки зрения формальной логики можно, лишь «сняв» его в иной постановке, — философствует Никита. – Это вопрос: «что есть образование и что есть культура по своему существу?» И дело как раз в том, что поняв культуру как всеобщее становление (или, как раз, образование) человеческой природы, а образование, в свою очередь, как осуществление возможности этой культуры и наоборот, мы не можем решить этот вопрос чисто теоретически. Единство мира (или всеобщей культуры) откроется только благодаря единству знания в системе образования — постигнутое единство всей человеческой истории и культуры возможно только при построении системы разумного образования, усвоившего достижения всей истории культуры. И это, опять же, не шутка. Постижение всего многообразия культурной деятельности человека возможно не в количественном, эмпирическом смысле, а в понятии, в постижении смысла этого многообразия. Единого смысла. С этого, к слову сказать, и начинается история философии. Поэтому ничто так ни важно для системы образования, как философское знание.
— Углубляясь в затронутую Вами тему, как Вы считаете, каково место культуры в современном мире?
— Если брать культуру как ряд внешних проявлений человеческой деятельности, то место у культуры в современном мире крайне неопределенное, — размышляет Лебедев. — Где придется, там и ляжет. Захотят ее поставить в ряд аморальных и безобразных явлений — поставят. И все это от того, что ее воспринимают лишь как нечто рядоположенное. А по сути все это от непонимания действительной природы того, что мы называем сегодня «культурой». С другой точки зрения, культура места иметь не может. Кроме самой себя — конечно, осуществленной культуры, — смеется Никита. — И в этом контексте современное состояние мира имеет какое-то место, положение во всеобщей истории или культуре как таковой, а не наоборот. Понять это отношение — и есть величайшая задача современности, не побоюсь этого слова.
— Как можно повлиять на отношение молодежи к культуре?
— Отрицательно влиять не сложно. Положительно влиять можно, лишь демонстрируя то, что культура во всех своих формах (но, прежде всего, это искусство, религия и философия) может дать человеку как разумному существу, — рассуждает Никита.
— Большое спасибо за Ваше мнение и философские рассуждения на столь актуальные сейчас вопросы.
 
Интервьюировали: Ольга Хопта и  Виктория Чернова, 3 курс ФФЧ
 

 

 

Последнее изменение: 10 декабря 2016 г. в 13:55:51
Автор: Хашковский Алексей Васильевич
Основные сведения | Структура | Управление | Деятельность | Инновации | Наука | Сетевое объединение ВУЗов | Образование | Как нас найти | СМИ | Мероприятия 220

 

 

ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
 
Это интересно
 
 
Новости

Архив »

СМИ о нас

Архив »

Техническая поддержка — «Арт Диалог», 2007 Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена © 2017 Связь с администраторомСвязь с администратором